четверг, 9 февраля 2012 г.

пекельна кухня

 АРАМ МНАЦАКАНОВ
В образе Шефа «Пекельной кухни» Арам Мнацаканов в лучших традициях Гордона Рамзи крушит все вокруг, использует ненормативную лексику и разносит участников в пух и в прах
                  Родился и вырос в Баку (Азербайджан), в семье педагогов.
В 1969 году его семья переехала в Ленинград. Вернувшись из армии, он несколько лет проработал водителем, а с началом перестройки, ушел в частный бизнес.
В середине 1990-х годов Арам Мнацаканов стал президентом Федерации тенниса Санкт-Петербурга, был директором матчей Кубка Дэвиса, одним из основателей и директором турнира «Saint Petersburg Open». Арам признает, что благодаря «теннис-ным» временам приобрел очень много друзей.


Затем был винный бизнес. Основатель компании «Марин Экспресс» Андрей Кузьмин пригласил Арама Мнацаканов на должность коммерческого директора.
В 2001 году Арам решил открыть собственное дело. Первым его проектом стал итальянский винный бар «Пробка». В помещении площадью 50 м2 на улице Белинского он создал первое винное заведение в городе, причем инвестиции в проект были минимальными (около 40 000 $). Сейчас Арам Мнацаканов является совладельцем и управляющим сети заведений, включающей ресторан «Il Grappolo», винный бар «Prобка», винотеку «SimpleBar», траттории «Rыба» и «RыбабаR», «Macaroni», «Sadko» и «Моцарелла Бар».
Свободное от ресторанов время Арам Мнацаканов посвящает развитию петербургского подразделения «Bosco di Ciliegi».

ИСТОРИЯ ВОПРОСА
«Пекельна кухня» в оригинале
Hell’s Kitchen («Адская кухня») — один из многочисленных телепроектов прославленного повара-шотландца Гордона Рамзи, удостоенного трех звезд Michelin. Количество ресторанов, в которых Гордон принимает участие, уже больше двух десятков, двенадцать из них находятся за пределами Великобритании: в Соединенных Штатах, Италии, Франции, Арабских Эмиратах и Японии.
Кулинарное шоу Гордона Hell’s Kitchen стартовало в 2005 году на американском канале Foks и уже девятый сезон подряд лидирует в зрительских рейтингах. «Адская кухня» представляет собой типичное реалити-шоу, участники которого, находясь под круглосуточным наблюдением, должны продемонстрировать профессиональные качества и умение адаптироваться в обстановке психологического стресса. В каждом сезоне приз победителю меняется, но все они соизмеримы в денежном и профессиональном эквиваленте. Так, в третьем сезоне победитель получил позицию шеф-повара ресторана Green Valley Ranch resort and spa в Лас-Вегасе с зарплатой около $250 тысяч, а лидер пятого сезона стал су-шефом (помощник старшего повара, второе лицо кухонной команды) в ресторане Рамзи London West Hollywood. Главному герою шоу Гордону Рамзи в программе помогают су-шефы и метрдотель — все трудятся в его холдинге.
Участники — профессиональные повара и любители — в начале сезона разделены на две команды, которые состязаются друг с другом. В конце каждой передачи самый слабый игрок выбывает. Ведущий в течение шоу меняет эмоциональное отношение к игрокам. Если вначале он нарочито груб и агрессивен, то чем ближе к финалу, тем он участливее и доброжелательнее. Фирменный знак телевизионного Рамзи — его любовь к ненормативной лексике и особенно к слову на букву f.

Почему вы согласились сниматься в «Пекельной кухне»?
А. М. Во-первых, у меня никогда не было опыта телевизионной жизни и хотелось попробовать себя в чем-то новом. Понять, чем отличается украинское телевидение от американского, ведь мы с вами видели только американский вариант Hell’s Kitchen. Во-вторых, тщеславие: оказаться в роли украинского Гордона Рамзи приятно. Но ключевой причиной, наверное, стало место действия. Киев — единственный город на постсоветском пространстве, за исключением, наверное, Тбилиси, где я смог бы прожить месяц. И все это совпало с моим участием в новом ресторане «Сад» (заведение на улице Банковой. — Weekly.ua), для которого меня пригласили придумать концепт, а впоследствии им управлять. Поэтому я согласился.
Ваше участие в шоу как-то связано с промоушеном «Сада»?
А. М. Никак не связано. Наверное, для хозяев ресторана, которые хотят меня видеть управляющим компанией, это выгодно. Но я до сих пор не подписал контракт. Я взялся придумать этот ресторан, я его открою, а что касается управления, то пока не будет контрактных отношений, не буду говорить об этом.
Вы «придумали ресторан», как это понять?
А. М. Для меня концепция ресторана — это его меню. Я придумал меню. Привез шеф-повара иностранца — молодого парня, наполовину француза, наполовину португальца. Плюс набирал всю команду ресторана: менеджеров и поваров — все они киевляне. Эту работу я сделал, будет ли она продолжена — зависит от владельцев.
Еда здесь должна быть простой и легкой. Не люблю сложные вкусы. Мне итальянская кухня ближе, чем французская, где много соусов, где долго готовится. Я люблю простой продукт и его понятный вкус. Сложно сказать, «запеченная ножка ягненка» — это французское блюдо, итальянское, грузинское или армянское. Просто нужно вкусно запечь хорошее мясо ягненка.

Давайте поговорим о местных продуктах.
А. М. Я очень рад продуктам, которые нашел в Киеве. По сравнению с Россией в Украине выбор продуктов больше и они дешевле. Вино — дешевле в несколько раз. Немного дороже, чем в Европе, но не настолько, как в России. У вас замечательные люди работают с вином, и это чувствуется по городу. Выпить бокал вина, выпить хорошую чашку кофе в Киеве не проблема. Есть очень качественное мясо. Качественная рыба. Сыры ваши замечательные, карпатские и одесская брынза. Я нашел хорошую конскую колбасу, сыровяленую по-итальянски. Уже не говорю про фантастическое сало.
Вы считаете, что Питер на пять-шесть лет отстает от Москвы в плане ресторанной культуры. Какие впечатления о киевской ресторанной жизни?А. М. Я думаю, в Киеве более продвинутая в ресторанном плане публика. Здесь я увидел огромное количество людей, которые ходят в ресторан поесть. Не курить кальян, не заниматься съемом женщин, не смотреть Fashion TV. Они идут с друзьями просто поесть, без всякой дополнительной нагрузки. Идут в бар «Барсук», в «Арбикино», мое любимое заведение, к Сереже Гусовскому (в остерию «Пантагрюэль». — Weekly.ua). В выходные приводят детей. Именно за счет того, что Украина в отличие от России и Петербурга богаче гастрономически, культура еды здесь более европейская. Сравнивать с Москвой не могу, потому что Москва — специфический город, где ресторанная культура есть, но далеко не та, о которой я мечтаю. Там принято не считать деньги. Принесли чашку кофе — 12 евро или 15 — «нам все равно, мы в счет не смотрим». А мне не все равно. Я считаю, что цена должна быть честной, и люблю людей, которые это ценят. Когда человек настолько богат, что плевать хотел на цену, ему плевать и на мои усилия, затраченные на то, чтобы это стоило недорого. Поэтому мне приятнее что-то делать для киевской публики, а не для московской. «Адская кухня» меня немножко встряхнула, и я понял, что моя жизнь может проходить и в Украине, что здесь я чувствую себя легко. Месяца полтора-два назад, когда меня никто не знал, я все равно чувствовал себя дома. Никто и никогда не сделал замечания по поводу моего русского или нерусского. Я пытался что-то говорить на украинском — людям всегда это очень импонировало. Понимаю, что здесь я могу быть абсолютно востребованным.
Вы бываете где-то еще кроме Киева?
А. М. Вот сейчас запланировал поездки, потому что был лишь в Одессе, однажды и давно. Но на «Адской кухне» я познакомился с прекрасными ребятами из Полтавы, Луцка, Львова, Одессы, Чернигова, Черновцов, отовсюду. Они возбудили во мне интерес глубже узнать страну. Упомянув ребят из «Адской кухни», хочу сказать, что условия, в которых они находились, действительно были адскими. Конечно, это шоу мало связано с кулинарией.
Тогда о чем оно?
А. М. Это шоу о том, что есть некие люди, которые считают себя поварами. При этом, поскольку все мы выросли в Советском Союзе, у них повально отсутствуют базовые знания: «яйцо», «белок», «курица», «разделать». Никто из них не знает ни международной поварской таблицы умножения, ни азбуки. Как и меня, их отбирали на кастинг со словами «вы прославитесь на всю страну, два месяца вас будут показывать по телевизору, вы станете номером один». Эти люди подумали: почему бы и нет, такая легкая прогулка, выгонят — так выгонят, а нет — прославимся. И в первый же день разбились все их мечты, потому что они вдруг поняли: не о том, как они прекрасны, узнает вся Украина, а о том, какие они идиоты. О том, что ничего не знают и не умеют. Такой катастрофы они не ожидали. А дальше мы видим, как человек за месяц внутренне перерождается. Он впитывает, что ему говорят и показывают, начинает понимать, что от него требуют. Я не могу назвать победителя, но им стал тот, от кого я этого ожидал меньше всего, человек, которого я хотел выгнать с первой же передачи как бездарность. А он взял и прыгнул выше головы и стал готовить лучше всех. «Адская кухня» для меня — это передача о том, что может человек, если у него есть божья искра.
Не знаю, что будет дальше с телепроектом, но с ребятами мы подружились и останемся в прекрасных человеческих отношениях. Другой вопрос, как это шоу показывают.

Вы имеете в виду — монтируют?
А. М. Да, картинку. А еще музыку и звук. Вы же понимаете, что российское и украинское шоу отличается от американского организацией. При этом я снимаю шляпу перед каналом «1+1», который вообще рискнул взяться за такой принципиально новый проект и по деньгам, и по концепции. Главная проблема, с которой они столкнулись, — поиски повара. На постсоветском пространстве нет ни одного русскоязычного повара — знаменитости. То, что выбрали меня, лишь меньшее из зол. Я не шоумен и не повар в том смысле, как Гордон Рамзи. Я объявил себя шеф-поваром своего главного ресторана Il Grappolo два года назад. Но для наших зрителей что Гордон Рамзи, что Арам Мнацаканов — не имеет значения. Другое дело, что поверить Шефу должны участники-повара, и если перед ними будет стоять Ваня Ургант, они поймут, что это придуманный человек. А тут было реалити-шоу без единого подставного человека. Дураки — природные, обаяшки — природные, талантища — природные. Никаких искусственных конфликтов. Иногда мне говорили: не хватает жару, поддайте-ка, Арам Михайлович, бучи. Какая буча! Идет работа. Придумывать трагедии я не стал, их и так хватало: совершенно драматичные полуфинал и финал. В телевизионном формате я действовал «ниже пояса», обещая продюсерам одно, а делая так, как считал нужным. На этой почве возникло несколько скандалов, но они ничего не могли со мной сделать. Так как я человек нетелевизионный, то и система их наказаний для меня не работает. Я же не артист, который играет роль, я участвую как Арам Мнацаканов со всеми своими амбициями и репутацией. Моей задачей было, чтобы люди поскорее научились готовить, у продюсеров — чтобы был конфликт. А для себя я сделал открытие, насколько зависима профессия актера.
А чему еще вы научились?
А. М. Я всему научился в армии. Сейчас у меня было много приобретений. Во-первых, огромное количество друзей. Во-вторых, я по-новому открыл для себя страну, которая мне нравилась. И в-третьих, я увидел телевизионную кухню и сделал для себя некие выводы.
Что больше никогда не сунетесь на экран?
А. М. Не в этом дело. Я перфекционист, который дорожит своим именем, трудом и временем, и хочу, чтобы все, что я делаю, было классно. Я подумал, что мог бы продюсировать свою собственную передачу.


                                                                     















                                                           

Комментариев нет:

Отправить комментарий