суббота, 10 декабря 2011 г.

Silʹvestr Stallonè

  Майкл Сильвестр Энцио Сталлоне
Дата рождения: 06 июля 1946

 Место рождения: г. Нью-Йорк, СЩА

 Семейное положение: Женат на модели Дженифер Флавия.

 Достижение: Звезда мировой величины. Рембо, судья Дредд - это всё о нём.

 Последние работы: Мой парень из зоопарка (Зоонаглядач), Неудержимые, Дети шпионов 3: Игра окончена, Муравей Антц, Дневной свет. 

Маленький Сталлоне

 Родился Майкл Сильвестр Энцио Сталлоне в Нью-Йорке 6 июля 1946 года. Роды проходили тяжело. У появившегося на свет Сталонне, парализованными в результате повреждения нервных окончаний, остается часть языка, щеки и губ. Детство актера проходит в итальянском квартале Нью-Йорка, в котором его отец работает парикмахером. Из-за своего плохого выговора Сталлоне становится объектом насмешек в школе, ответить на которые невысокий в то время мальчик не может. 

Сильвестр Энцио Сталлоне народился в печально известном нью-йоркском квартале «адова кухня». Отец моментально отправил его в интернат: лишний едок в семье ему не был нужен. Только после того, как родители развелись, Сильвестр в пять лет переехал, наконец, в нормальный дом: его мать вышла второй раз замуж за владельца местной пиццерии.

 Конечно, ребенка с таким именем на улице ждали одни неприятности: самым комическим образом имя «Сильвестр» совпадало с персонажем популярного мультсериала Loony Tunes. Плюс, разумеется, внешность (немного косящие глаза, выступающая верхняя губа), и чудовищный итальянский акцент. Сталлоне рано выучил закон улиц: каждый сам за себя.

 Врачи пророчили Сильвестру учебное заведение для умственно отсталых детей, но его мать поступила наперекор всем и отдала его в обычную школу. Сильвестр поменял с десяток школ, из которых его выгоняли за хулиганство и неуспеваемость, и, в конечном итоге попал в колледж для трудных подростков. По мнению его одноклассников, Сильвестр непременно закончит жизнь на электрическом стуле.


Борьба

 Прежде чем начать актерскую карьеру, Сильвестр был вынужден пробовать себя в различных сферах деятельности. Он работал вышибалой в забегаловках, убирал за львами в зоопарке, играл в карты на деньги. Только в 1969 году Сильвестр получил сносную работу билетера в маленьком нью-йоркском театре.

 Обучаясь в специальной школе для трудных подростков, Сильвестр активно занимался спортом, ходил в тренажерный зал и иногда принимал участие в театральных постановках.
 Но жизнь предоставила ему возможность: Сталлоне не на шутку увлекся театром. В 1967-м, 20-летнего актера удостоили стоячей овации за исполнение главной роли в пьесе «Смерть коммивояжера» по пьесе Артура Миллера.

 Сильвестр начал сниматься в фильмах. Сначала он выступил в офф-бродвейском спектакле «Счет»: костюм юному артисту не полагался. В тот же год он был показан на большом экране в порнофильме «Итальянский жеребец», в роли этого самого жеребца. 200 долларов за съемки – таков был гонорар за полтора часа позора. 
Никто из режиссеров не хотел иметь дела с плохо говорящим актером, ему пришлось обратиться за помощью к логопеду. Несколько месяцев днями и ночами напролет Сильвестр начитывал на магнитофон пьесы Шекспира, книги По и Толстого (а его жена в это время зарабатывала на пропитание, подрабатывая официанткой). Под воздействием классической литературы, Сильвестр начал писать сценарии своих будущих фильмов.

Затем актер отправился на учебу в Швейцарию в Американский колледж, подрабатывая при этом тренером и продолжая играть в театре. Вернувшись в Штаты, и твердо уже решив стать актером, Слай пошел изучать драматическое искусство в Университет в Майами.

 Сталлоне не везло с ролями. В большинстве своем он снимался в массовках. Сильвестр не прошел отбор в первую часть «Крестного отца» Копполы. Главной его ролью тогда был секундный эпизод в «Бананах» Вуди Аллена, хотя его имя даже не появилось в титрах. В результате он снимался даже бесплатно: так, на съемках фильма «Божья квартирка» ему заплатили не деньгами, а несколькими десятками футболок. Тогда Сильвестр решил поменять направление своей деятельности. На последние деньги он купил себе печатную машинку, и сел писать сценарии.
Рокки
Начиная с 1970 по 1975 год, Сталлоне написал 16 сценариев. Но успешным стал только «Рокки», который был написан за три дня. Как-то раз он смотрел по телевизору трансляцию боя знаменитого Мохаммеда Али и Чака Вепнера. Его осенило: почему бы не снять фильм о боксере-неудачнике, который полюбил девушку и стал чемпионом? Шесть его сценариев кинокомпания «Универсал» отвергла с порога, но седьмой под названием «Рокки» приняла на «ура». Продюсеры предложили ему огромные деньги – 150 тысяч долларов. Но Сталллоне, у которого была беременная жена и 106 долларов отказался. Он предложил им купить сценарий за один доллар и дать ему сыграть главную роль. Именно тогда вице-президент «Универсала» Ирвин Уинклер и дал Сильвестру прозвище Слай (хитрец), заменившее актеру его собственное имя.

 На съемки «Рокки» потребовалось 28 дней и 900 тысяч долларов. «Рокки» был назван лучшим фильмом 1976 года. Этот фильм собрал 225 миллионов долларов и получил три «Оскара». Сильвестр Сталлоне стал одним из самых знаменитых актеров мира.

 Грандиозное признание «Рокки» и продолжение серии фильмов о бедном боксере полностью изменили жизнь Слая. Из бедного человека он превратился миллионера, приобрел шикарный дом в Санта-Монике. Это был потрясающий успех.

 Сильвестр Сталлоне в то время был третьим за всю историю актером, номинированным на «Оскар» одновременно за лучшую мужскую роль и лучший сценарий. Раньше это удавалось только Чарли Чаплину (Великий диктатор) и Орсону Уэллсу (Гражданин Кейн).

Сильвестр писал сценарий фильма, сидя в комнате без окон и непрерывно куря дешевые сигареты. Когда его спрашивали, как он смог написать такой шикарный сценарий за столь непродолжительное время, он отвечал: «Меня, напротив, удивляют люди, которые пишут одно и то же произведение по 18 лет. Вот, например, тот парень, что сочинил «Мадам Бовари», не помню его фамилию»

 Написать сценарий – это одно, а продать его – совсем другое. Надо сказать, что студии заинтересовались «Рокки» почти сразу же. Они предлагали Сталлоне 150 тысяч – довольно выгодное предложение, если знать, что на его счету в тот момент было всего 106 долларов. На главную роль же хотели взять безусловную звезду, вроде Джеймса Каана. Но Сталлоне был непоколебим: он считал, что написал свою историю, а значит, и играть в ней тоже должен он сам. В конечном результате, продюсеры согласились, но выставили встречное условие, что бюджет фильма не превысит миллиона долларов. Для того чтобы снять фильм Сильвестр заложил свой дом.
 Готовясь к роли в «Рокки Бальбоа», Слай начал заниматься в тренажерном зале, бил грушу, и даже работал спарринг-партнером у действующего чемпиона. О великолепной спортивной форме Сталлоне ходят легенды: он небезосновательно гордится, что «вылепил» свое тело сам. За свою карьеру в кино Сталлоне сыграл не только дюжину полицейских, но и футболиста («Победа»), альпиниста («Скалолаз») и гонщика «Формулы 1» («Гонщик»). Это не говоря уже о великом боксере Рокки Бальбоа, с которого брал пример Роберт Де Ниро в фильме «Бешеный бык».

 Когда мне было 11, я сломал ключицу, спрыгнув с крыши нашего трехэтажного дома в Манки Холлоу в Мэриленде. Чтобы вы могли представить содержимое моей головы в то время: я прыгнул с зонтом, рассчитывая взлететь. Ничего не вышло, я упал в бетонную яму, наполненную водой — мой отец строил беседку для барбекю. Когда я приземлился, отец вышел на крыльцо и увидел меня лежащим в бетонной яме, с зонтом, надетым на шею. Он сказал матери: «Этот мальчик никогда не станет президентом. Ты родила идиота». Я ответил: «То же самое говорили про Эдисона, пап».

 Когда мне было шестнадцать, моя мать, всегда считавшая, что я талантлив, отвезла меня в институт Дрексела в Филадельфии, чтобы узнать, к чему я предрасположен в жизни. После трех дней тестирования моей матери сказали: «Ваш сын отлично подходит на должность водителя сортировочной машины или помощника электрика, в особенности — электрика по лифтам».

 Моя мать считала меня хулиганом. Ей принадлежал спортзал «У Барбеллы», и она выжимала 70 килограммов. Когда ей казалось, что я слишком обнаглел, она скручивала меня — она знала все борцовские приемы, — клала себе на колени и порола щеткой. И совсем не слабо: после порки мне чуть ли не скорую нужно было вызывать, чтобы избавиться от щетины в заднице.

 Моя мать ведет очень яркую жизнь. Кроме того, что в молодости она работала артисткой в цирке, она — первая женщина на моей памяти, которая вела бодибилдинг-шоу на телевидении, это было в 1950-е. К тому же она прекрасный астролог, гадает по рукам и даже изобрела рампологию — предсказание по заднице. У нас, разумеется, очень близкие отношения, но по своей заднице я ей гадать не разрешаю, вдруг там написаны дурные предзнаменования.

 Я заинтересовался бодибилдингом еще в детстве — из-за кино. Однажды я увидел Стива Ривза в «Освобожденном Геркулесе» и подумал: «Этот странный парень с бородой и широченными икрами может разрушить храм в одиночку и замочить всю римскую армию. Мне тоже так хочется». Я стал размышлять о том, как бы мне хотелось выглядеть. Не всякому нравится быть слишком накачанным, потому что тогда ты не очень-то похож на человека. Ты похож на Геракла, что неплохо до тех пор, пока тебе не предложат роль бухгалтера.

 Я снимался голым. Мне тогда было нечего есть, меня выставили из квартиры, и я четыре ночи подряд провел на автобусной станции, пытаясь не попасться легавым и хоть немного поспать. Книги я положил в камеру хранения. Я был в отчаянии. Вот почему, прочитав в газете о возможности заработать за день сто долларов, я решил, что это подарок судьбы. А то, что пришлось раздеваться, меня особенно не волновало — там нет никакой порнографии, с чего бы мне волноваться? Когда ты голоден, ты делаешь много такого, чего обычно делать не стал бы. Смешно, до какой степени растягивается мораль в целях самосохранения. Но еще смешнее, когда ты стоишь перед камерой и пытаешься убедить себя, что занимаешься серьезным делом. Я думал: «Ну, может, это будет настоящее искусство». Так или иначе, я должен был сняться или ограбить кого-то. Я был на краю пропасти. А за два дня съемок я получил 200 баксов и выбрался с автобусной станции.

 Я играл жеребца, который приглашал желающих на вечеринку через газетное объявление. К нему пришли человек десять, целовались и обнимались — и все. По нынешним стандартам, фильм почти прошел бы родительскую цензуру.

 Мои дочки не подозревают, чем я зарабатываю. Они заполняли анкету в школе и написали, что я играю в гольф и работаю в саду.

 Моя пятилетняя дочь пришла в школу, и какой-то мальчик взял ее стул. Она ему сказала: «Еще раз так сделаешь — я тебе голову отрежу». Кажется, пришло время проследить за тем, что смотрят дети. Дочки растут маленькими рэмбятами. Раньше они плакали, а теперь говорят зевая: «А... опять труп». Скоро их потребуется отдать в программу реабилитации.

 Один человек имел смелость въехать в мою машину. Я вышел и говорю: «Тебе не кажется, что стоит извиниться?» Он отвечает: «Иди в жопу». Я только что подвозил своего сына и сказал этому парню, что у меня в машине мог быть ребенок. Он опять: «Иди в жопу». Я почувствовал себя обязанным, морально и в прочих смыслах, ему врезать. Совершенно в стиле Рокки я с размаху дал ему левой. Этот удар стоил мне 15 000 долларов.

 Я должен делать то, чего ждут от меня зрители. Давайте признаемся: существует связь между мной, Рокки и Рэмбо. С годами стало трудно отличать настоящих и вымышленных людей. Когда я напрягаю свои артистические способности и показываю другую сторону себя — меня отвергают. О’кей, меня это устраивает. Я — стереотип, и ничего не могу с этим поделать.

 В какой-то момент я стал защищаться. Противно, что я, Сильвестр Сталлоне, стал синонимом бездумного, односложного насилия. Я превратился в доисторического пещерного человека. Люди брали этого вымышленного героя и помещали в реальные обстоятельства. Это как защищать свою религию — тут нельзя победить. И чем больше я защищался, тем большим дураком выглядел.

 Однажды я ехал в «порше» по аризонской пустыне и разогнался почти до 200 километров в час. Конечно, меня остановил легавый. Я говорю: «Вы видели их?! Вы их видели? Вы их остановили? Они все еще там?» Он говорит: «Чего?» А я продолжаю: «Там восемь парней с пушками! Срань господня! Я еле ноги унес. Сделайте мне одолжение — арестуйте меня, они хотят меня убить. Я не знаю, кто они. Им наверное не понравился Рэмбо, какая-то радикальная группировка. Они угрожали мне, писали письма, а теперь до меня добрались!» Ну он проводил меня до самой границы штата. «Я провожу тебя, Рэмбо. Я помогу тебе, Рокки». А я сказал: «Спасибо, сэр».

 Помните, когда Рейган бомбил Каддафи? Он сказал: «Я посмотрел Рэмбо и знаю, что делать». А потом Саддам вспомнил про Рэмбо в бункере. Я стал синонимом типа мышления. Символом. Это всегда беспокоило меня в путешествиях. Была масса угроз. Когда я приезжал в Канны, меня угрожали убить. Да и в странах третьего мира меня отнюдь не боготворят.

 Актерство питает только эгоцентрическую часть меня. Мне нравится видеть себя на экране. Не всегда, но и не до такой степени, чтобы идти к психиатру. Режиссура — очень разноплановое занятие. Вроде того, как тренировать спортивную команду. А сочинительство для меня — это почти чистая эротика. Когда в голову приходит хорошая идея или фраза, я могу выскочить из-за стола и сделать колесо или стучать головой в стекло от экстаза. Один сценарист создает работу для трехсот человек и развлечение — для трех миллионов. Так кто главный человек в фильме?

 Конечно мы соревнуемся. Мы даже говорили об этом. Мы как Мухаммед Али и Джонатан Фрейзер. Лямотта и Шуга Рэй. Арнольд и Слай.

 Каждое утро я выползаю из кровати и спрашиваю себя: «Мне действительно это нужно?» И тащусь в спортзал в гараже. Это невесело, и я это ненавижу. Я занимаюсь в одиночестве, поднимаю штангу. У меня 25 разных сложных аппаратов, я один, мне хочется спать, все тело болит, и ты смотришь на них, и в каждом 160 килограммов, а самое тяжелое, что ты поднимал за последние восемь часов, — это подушка.

 Всю свою жизнь я тренировался, но как бы ты ни был умен, тебе нужен тренер. Ты должен ходить в спортзал, чтобы тебя оценивали и тобой руководили. Нельзя тренировать самоё себя. Также я отношусь к церкви. Церковь — это спортзал для души.

 Когда я участвую в съемках, я каждый день ем одно и то же. На завтрак — салат из тунца или из курицы с капустой, и все. На обед — телятину с рисом, или рыбу с рисом, или стейк с рисом. Это очень надоедает. Господи, как же это надоедает.

 Я как скаковая лошадь. Чем ты ее накормишь, так она и побежит.

 Когда ты становишься богатым и знаменитым, тебя отсекают от реальности. Между тобой и настоящей жизнью всегда находятся люди, которые заботятся о тебе, решают твои проблемы, следят, чтобы ты был счастлив и в безопасности. А когда происходит несчастье, ты понимаешь, что никакая слава ни от чего не защищает.

 Когда я увидел полностью сведенный вариант «Рокки», я сказал продюсерам, что он соберет 100 миллионов. Продюсеры сказали: «Если он принесет такие деньги, мы купим тебе любую машину на земле». Я получил свой Mercedes 450 SEL.

 Я продолжаю твердить: я больше чем Рокки. Но правда в том, что это не так. Я хотел бы быть хотя бы половиной его. Я был глуп. Рокки — одно из самых честных моих творений.

 Я хочу, чтобы меня запомнили человеком, который имел решимость преодолевать обстоятельства. Моя догма — проявлять настойчивость. Будь вы даже чумой, заражающей воздух, о вас хотя бы услышат. «Все, что угодно, лишь бы избавиться от него».

 Все совершают ошибки. Я смотрю вокруг, на моих сверстников, и вижу в их глазах горькую мысль: «Я прожил не ту жизнь, которою хотел, и теперь я столько могу сказать, но никто не хочет меня слушать». Я тоже чувствовал так, и если этого не преодолеть, это может убить тебя изнутри.

 Я не думаю, что человека надо мучить, запирать в шкафу или лишать любви. Но я точно знаю, что если у него всего в избытке, он не выработает ни сознательного взгляда, ни голода, ни чувства беззащитности, без которых невозможно писать. Большинство писателей и художников не довольны своим творчеством. Представьте, что вы выросли в доме, где вас окружала любовь и забота, и вам твердили, что вы самый лучший. Откуда у вас возьмется мотивация делать хоть что-нибудь.

 Личная жизнь Слая тоже складывалась непросто. Первая жена Сталлоне подарила ему двух сыновей, один из которых пошел по папиным стопам в кинематограф, а второй, к несчастью, родился больным и страдал аутизмом. Сложная атмосфера, сложившаяся в семье актера привела в результате к разводу в 1985 году.
 У Сталлоне началась депрессия и он начал крутить романы направо-налево, его имя не сходило со страниц желтой прессы. Не прошло и года после развода как он уже женился на модели Бриджит Нильсен. Однако и этот брак оказался недолговечным и распался через 1,5 года. В конце 80-х Слай встретил свою третью избранницу - 19-летнюю модель Дженифер Флавию, свадьба состоялась в мае 97-го, вскоре у них родилась дочь.

 Счастливая жена — счастливая жизнь. Мне потребовалось 30 лет, чтобы до этого допереть. Когда вы собираетесь поспорить, убедитесь что есть повод посерьезнее, чем пульт от телевизора. Теперь я знаю, как заполучить фантастическую, великолепную жену. Теперь я могу писать, могу думать и чувствую, что мне есть что доказывать.

  Кроме манекенщицы Дженнифер Флавин.

 Они познакомились весной 1990 года. Дженнифер Флавин моложе Сильвестра Сталлоне на 22 года. Слай был ее кумиром еще в школьные годы, она собирала все его фотографии, вырезала из журналов статьи… И когда, Слай выбрал Дженнифер по каталогу и пригласил поужинать, девушка была на седьмом небе от счастья. 

 В первую же встречу она призналась Слаю в любви. Разумеется, он не предал этому значения. А зря. Дженнифер действительно любила его. Влюбленность в кумира перешла в серьезное чувство к человеку. 

 Дженнифер готова была ждать Слая сколько угодно и с радостью принимала любые знаки его внимания. Он бросал ее и снова возвращался к ней – и она никогда на него не обижалась, и всегда встречала его так, словно разлуки не было, окружала заботой и нежностью.  

  Их роман продолжался шесть лет, прежде чем Сильвестр убедился, что с Дженнифер ему всегда хорошо и спокойно, что она от него ничего не требует и согласна на любые условия, лишь бы оставаться рядом с ним. Тогда, в порыве великодушия, Слай осчастливил ее предложением руки и сердца.

 Разумеется, она согласилась и начала готовиться к свадьбе. Даже платье купила… 

  Но Слай тем временем закрутил роман с тридцатисемилетней, трижды разведенной актрисой Дженис Дикинсон. Они провели вместе месяц, потом Слай уехал на съемки, а вскоре Дженис известила его, что беременна. Слай был без ума от счастья, давал интервью о том, как хочет снова стать отцом, подержать на руках младенца. Он собирался жениться на Дженис.

 А бедной Дженнифер Флавин отправил факс: «Дженнифер! Между нами все кончено, у меня теперь новая женщина, которая подарит мне сына. Желаю тебе счастья! У тебя есть два дня, чтобы вывезти все вещи из моего дома в Санта-Монике». 

 Дженнифер не выдержала – впервые с ней произошла истерика, и она изорвала в клочья свое красивое подвенечное платье. Разумеется, она уехала. 

 Брачный пыл Слая несколько остудили друзья, сообщившие, что у Дженис в одно время с ним было еще не меньше пяти любовников, и не мешало бы убедиться, его ли это ребенок, благо наука позволяет. Слай притормозил со свадьбой, обещая Дженис узаконить отношения после рождения младенца. А когда ее дочка появилась на свет, потребовал сделать генетический анализ. Дженис долго отказывалась, но Слай стоял на своем: он даже не соглашался давать ей деньги на содержание ребенка, пока не убедится в отцовстве. Наконец, Дженис решилась: наверное, в ее случае это было что-то вроде русской рулетки – в конце концов, Сталлоне мог оказаться отцом малышки, в одном варианте из… Истинное количество претендентов на отцовство знала только сама Дженис Дикинсон. К несчастью для себя и для дочери, она проиграла: оказалось, Сталлоне никакого отношения к этому ребенку не имеет.  

 Слай начал встречаться с фотомоделью Энджи Эверхарт. Рыжеволосая красавица того же холодного скандинавского типа, что и Бриджит Нильсен, совершенно его очаровала. Сталлоне опять готов был жениться! 10 апреля 1995 года они отпраздновали в Нью-Йорке свою помолвку, Энджи заказала у Карла Лагерфельда платье для новобрачной ценой в 300 тысяч долларов, и… предложил Сталлоне заключить брачный контракт! А заодно спросила, не найдется ли для нее роли в его новом фильме. Сталлоне понял, что любовь Энджи к нему далеко не так искренна, как ему бы хотелось. Они расстались. Правда, расходы на платье он ей оплатил. 

 Весной 1997 года Сильвестр Сталлоне едва не погиб, совершая обычный деловой перелет на личном самолете. Стекло кабины неожиданно пошло трещинами, самолету грозила разгерметизация, и пилот чудом сумел посадить машину. Едва осознав, что он только что спасся от верной смерти, Слай вдруг пересмотрел всю свою жизнь и понял, в чем его главная ошибка: он все еще не женился на Дженнифер Флавин, он оттолкнул единственную женщину, которая его любила! 

 Он позвонил ей в тот же день и попросил прощения. Дженнифер процитировала в ответ фразу из своей любимой книги «История любви» Эрика Сигала: «Любовь – это когда не надо говорить "прости"». 

 Они снова стали жить вместе. Объявили о помолвке. Дженнифер забеременела. И 17 мая 1995 года они поженились. 

 К несчастью, первая беременность Дженнифер окончилась выкидышем. Молодая женщина была в таком отчаянии, словно у нее действительно умер ребенок: она уже любила этого нерожденного малыша, она разговаривала с ним, она покупала для него подарки… Она так его хотела! 

 Правда, врачи утешали, что она еще сможет стать матерью. Но были несколько шокированы тем, что Дженнифер забеременела уже в ноябре этого же года. Это было слишком рано и слишком рискованно: врачи боялись, как бы беда не повторилась. Почти всю беременность Дженнифер пришлось провести в постели, под строгим медицинским надзором. 

  Наконец, 27 августа 1996 года на свет появилась ее первая дочь. «Она прекрасна, как роза!» — воскликнул умиленный Сталлоне, впервые увидев личико своей малышки. Ее назвали София Роуз Сталлоне. Первое имя – на букву «С», как у всех детей Слая. Второе – чтобы она никогда не забывала, как она прекрасна.

 Рождение дочери принесло в семью Сталлоне не только счастье, но и тревогу: у девочки обнаружился тяжелый порок сердца, врачи не гарантировали, что она будет жить. Даже операция, проведенная, когда Софии Роуз исполнилось всего два месяца, была скорее жестом отчаяния: чтобы хоть немного продлить жизнь обреченной малышке. Сталлоне дежурил в детской реанимации, врачи не смогли уговорить его уйти… 

 В те первые страшные дни после операции он вдруг вспомнил, что воспитан в католицизме. Он молился за выздоровление Софии Роуз, он просил Бога о чуде. И чудо случилось, небеса снова улыбнулись Сталлоне: его дочь выжила и пошла на поправку. 

 Правда, примерно в это же время его слава пошла на убыль, его стали меньше снимать, и фильмы с ним приносили все меньше прибыли. Видимо, Фортуна действительно дает одной рукой, а другой – отнимает. Или Слай просто состарился и уже не так великолепно смотрится на экране? «Судья Дредд», «Разрушитель», «Убийцы» уже не пользовались прежней популярностью. 

 Но Сталлоне все равно счастлив: его семейная жизнь складывается замечательно. Дженнифер осталась все такой же заботливой и понимающей. Она идеальная жена. Она единственная поддержала Сталлоне в его увлечении живописью, почувствовав, как для него это важно. Слай пишет картины в стиле импрессионистов. «Хотя я и не знаю, что мне делать в искусстве после Ван Гога», — скромно замечает Сталлоне, но относится к своему творчеству очень серьезно. Картины неплохо расходятся. Правда, по большей части их покупают поклонники Сталлоне-актера. Но Дженнифер твердит, что у Слая настоящий талант живописца. А поскольку она никогда его не обманывала, Слай ей верит. 

 Когда Слаю понадобилось набрать 20 килограммов для роли в фильме «Страна полицейских», где ему предстояло стать партнером Роберта де Ниро, он ужасно переживал: ему казалось, что в зеркале отражается какая-то отвратительная пародия на прежнего Сильвестра Сталлоне! Но Дженнифер утешала его, уверяя, что теперь зато зрители сумеют оценить качество его игры, а критики не посмеют заявить, что Сталлоне – это только мускулы. 

 Кстати, сама Дженнифер открыла собственный бизнес по производству косметики, и в последнее время получает от него прибыли едва ли не больше, чем Сильвестр Сталлоне от своих фильмов. В газетах шутят, что еще неизвестно, кто из супругов окажется богаче и вынужден будет выплачивать другому содержание в случае развода! Разумеется, разводиться они не собираются. И даже наоборот: с каждым годом совместной жизни Сильвестр все сильнее любит Дженнифер. 

 Слай говорит: «Я счастлив, что Дженнифер, несмотря на наши ссоры и мои безумства, осталась со мной. Она сильная, спокойная женщина. Она говорит немного, но всегда — по существу. Она внимательнее и, наверное, умнее меня». 

 София Роуз выросла вполне здоровой и крепкой девочкой. 27 июня 1998 года Дженнифер родила Слаю еще одну дочь, которую назвали Систина Роуз, потому что она тоже была прекрасна, как роза. А 25 мая 2002 года на свет появилась их третья девочка: Скарлетт Роуз — не менее прекрасная, чем сестры. 

 «Раньше я и не представлял, что маленькие девочки — такие замечательные, пока у меня не появились свои» — говорит Слай, обнимая дочерей. 

 Он обожает всех троих своих дочек. Но, пожалуй, старшую любит больше всех. Ведь именно ее он едва не потерял.















































Комментариев нет:

Отправить комментарий